Отставание, пандемия, война: Как экономика Армении оказалась в кризисе

Обострение конфликта в Нагорном Карабахе привлекло внимание международной общественности к этому региону и, в частности, Армении и Азербайджану. Как полагают аналитики, исход противостояния сторон будет определяться не только непосредственно на фронте, но и в политических кулуарах. Причём значительную роль в ходе конфликта и переговорах будет играть экономика.

Об этом сообщает Преступная Россия

Проще говоря, сторона с более устойчивой и развитой экономикой может выдержать более затяжной конфликт. И, как показывает детальное изучение вопроса, в этом плане перспективы Армении кажутся менее выигрышными. Дело не только в том, что эта небольшая страна не обладает такими нефтегазовыми запасами, как Азербайджан, но и в не самой развитой и современной структуре экономики в целом.

Советское наследие

Ещё в советские времена Армения закрепилась в качестве аграрно-индустриальной страны. В республики были развиты металлообработка, машиностроение, химическая, лёгкая, пищевая промышленность. Естественно, после распада Союза, как и прочих советских республиках, Армения столкнулась с многочисленными трудностями, к которым добавилась и местная специфика. Страна превратилась в маленький анклав без развитого ресурсного потенциала и со сложным географическим положением.

Ситуацию ухудшил Нагорно-Карабахский конфликт, который оставил Армению без естественных связей с более развитыми Азербайджаном и Турцией, фактически ввергнув её в экономическую блокаду. Грузино-абхазский конфликт также ударил по республике и по её экономическим связям, на сей раз с главным торговым партнёром и донором — Россией. Ведь все грузоперевозки ранее осуществлялись через абхазскую железную дорогу.

Конечно, Армения не избежала и стандартного для всех постсоветских республик сценария — проблем с приватизацией. Этот процесс начался в 1991 году с сельскохозяйственных субъектов, затем настала очередь мелких и средних промышленных предприятий, а с 1995-го стартовала приватизация крупных предприятий, флагманов армянской экономики. Сопровождалось все то, как водится, многочисленными нарушениями и жалобами, которые до сих пор периодически всплывают, грозя новым переделом собственности и отпугивая иностранных инвесторов.

Трудности экономического перехода

Сегодня Армения по структуре экономики продолжает оставаться аграрно-индустриальной страной. Приоритет в силу объективных причин отдается мелкотоварному сельскохозяйственному производству. По сравнению с позднесоветским периодом роль промышленных предприятий, напрямую не связанных с сельским хозяйством, упала и продолжает падать.

Несмотря на это, в целом ведущие отрасли промышленности не претерпели существенных изменений с советских времен. Машиностроение и металлообработка, химическая и нефтехимическая промышленности, цветная металлургия, производство стройматериалов, пищевая и лёгкая промышленность все так же составляют основу экономики.

Самыми развитыми можно назвать такие подотрасли и группы товаров, как: обработка алмазов, станки резки металла, ковочные и гладильные машины, электродвигатели, вязанная одежда, трикотаж, обувь, шелковая ткань, химикаты, грузовики, инструменты, микроэлектроника, пищевые продукты, алкоголь, горное дело (в т.ч. на базе месторождений цветных туфов, перлитов, известняков, гранитов и мраморов).

Проблема в том, что даже несмотря на успехи в отдельных отраслях, в целом объём экономики Армении остается весьма незначительным. В 2018 году ВВП страны оценивался в 12,4 млрд долл., что ставило её ниже 130 места в мировой экономической табели о рангах. Причём в разные годы это положение оставалось таким же, плюс-минус несколько мест.

Регионально экономику Армении можно разделить на пять экономических районов, которые отличаются по экономико-географическим условиям и производственной специализации: Араратский, Ширакский, Придебедский, Севан-Агстевский и Сюникский. Основной индустриальный центр Армении — это столица Ереван, за ним следуют Гюмри и Ванадзор.

Правда, небольшие размеры республики накладывают на её экономику определенную специфику. Например, разные отрасли соседствуют между собой без продуманной кооперации промышленных цепочек, а производственная специализация этих районов больше является формальностью, чем реальным разделением. Промышленные мощности тяготеют к центру, что приводит к дисбалансу между разными регионами. Хотя, в отличие от того же Азербайджана, где в одних районах есть нефтегазовые ресурсы, а в других нет, объективных причин такого регионального диспаритета тут нет.

Во внешней торговле Армении экспорт годами уступает импорту, при этом ситуация не улучшается. Напротив, торговый дефицит продолжает нарастать, достигая уже 30% от ВВП. В результате внешний долг страны в 2020 году подошел к 60% от ВВП. Главные статьи экспорта — обработанные бриллианты, машины и оборудование, медная руда. Импорта — газ, нефть, продовольствие и др. Основные партнёры по экспорту: Бельгия, Россия, Иран, Туркменистан, США, Грузия; а по импорту — Россия, США, Великобритания, Иран, Турция, Бельгия.

Россия является одним из важнейших торговых партнёров Армении. Товарооборот с РФ составляет около 20% внешней торговли республики, и зависимость от российской экономики продолжает расти из года в год. Достаточно сказать, что многие крупные армянские предприятия и активы принадлежит российским компаниям, и приобретаются они зачастую не в ходе обычных рыночных процессов, а в счёт оплаты нарастающего долга и набранных кредитов.

Экономическая пандемия

Пандемия коронавируса погрузила весь мир в экономический кризис и хаос, и маленькая республика не стала исключением. Напротив, «коронакризис» только усугубил и обострил существовавшие негативные факторы. Достаточно посмотреть на график экономической активности (ПЭА), чтобы увидеть, насколько сильно последние 10 месяцев подорвали экономику Армении.

ПЭА, ежемесячная динамика

Провал в апреле и последующее медленное восстановление привело к тому, что во втором квартале ВВП сократился на 13,7%, при том, что расчетный спад ПЭА составил 12%. При этом в июле спад оказался больше, чем в июне, а это значит, что полноценного экономического восстановления не произошло, рост происходит скачкообразно и эпизодически. Впрочем, кризисные явления в армянской экономике начались ещё до пандемии COVID-19. Не случайно ежемесячную публикацию сельскохозяйственной статистики прекратили ещё с начала 2019 года. Учитывая, что это один из важнейших секторов нынешней экономики Армении, тенденция весьма красноречива.

Спад фиксируется во всех отраслях, хотя в промышленности дела обстоят немного лучше. Более того, рост ряда отраслей обрабатывающей промышленности преподносился многими экспертами как заслуга экономической политики властей. Но в кризисном 2020-м начала падать и обрабатывающая промышленность. Сжался и внешнеторговый товарооборот, причём ухудшение происходило, в том числе и в июле. О темпах падения экономики можно судить по тому, что ещё несколько лет назад среднегодовой рост держался на очень неплохом уровне 10%, порой опережая аналогичные показатели Грузии и Азербайджана.

Конечно, справедливо будет сказать, что «коронакризис» ударил не только по Армении, но и по другим странам, поэтому проблемы в экономике объективные и в таком вот «форс-мажоре» нельзя никого обвинить. Но если сравнить ситуацию в Армении и соседних странах, окажется, что с последствиями пандемии можно справляться гораздо лучше. И, скорее всего, вирус только обострил уже существующие и накапливающиеся годами проблемы, а не создал их.

Вот, к примеру, график ежемесячной динамики экономического роста в странах Южного Кавказа за 2019−2020 (к соответствующему месяцу предыдущего года):

Оказывается, Армения демонстрирует худшие показатели по региону. У такого результата есть довольно простое объяснение. Локомотивом восстановления региональной экономики является не-нефтяной Азербайджан (это означает отрасли экономики за вычетом нефтяного сектора). Связи с этой кавказской республикой активно подтягивают, например, экономику Грузии, но Армения, по понятным причинам, такого преимущества лишена.

Динамика ВВП по расходам, второй квартал 2020 года ко второму кварталу 2019 года

Если анализировать структуру спада валового внутреннего продукта Армении в 2020 году по расходам, окажется, что незначительная активность в промышленности, которая фиксировалась статистикой в середине лета, обеспечивалась практически полностью за счёт государственных расходов. Частные инвестиции и экспорт находятся в глубочайшем спаде. Показатели промышленности держатся на горнодобывающей промышленности, тогда как в обрабатывающей промышленности виден заметный спад. Лишь в металлургии и производстве металлических изделий есть маленький рост, однако эти сектора напрямую связаны с сырьевым, с горнодобывающей промышленностью.

Промышленность: мы её теряем

При этом, несмотря на то, что промышленность остается одним из самых перспективных и успешных секторов в армянской экономике, её роль в общей структуре парадоксально снижается, что видно по соответствующей таблице.

За прошедшие годы вес промышленности в экономике сократился почти в 1,7 раза. Ещё больше сократился объём строительства, он упал с 19% до 7,3%. Одновременное падение двух этих секторов логично, так как строительство больше всего связано с промышленностью и в статистике ряда стран вообще показывается как одна из её частей. Но такое двойное падение опасно, так как строительство с одной стороны, является, драйвером экономического роста, а с другой — естественным базисом промышленного развития.

Падение в высокотехнологичных отраслях было компенсировано бурным ростом в торговле и сфере услуг. Армения в целом превращается в сервисную экономику, что отчасти объясняет, почему пандемия более сильно ударила по армянской экономике, чем по азербайджанской или грузинской. Сервисные экономики во всем мире испытывают схожие проблемы, связанные с тем, что карантин и прочие ограничения гораздо сильнее бьют по сфере услуг.

Для наглядности можно разделить промышленность Армении на три условные группы: сырьевую, обрабатывающую и энергетику/коммунальные услуги.

Динамика структуры промышленности Армении в 2007—2018 гг. (% к общему объёму промышленности)

С 2007 года доля сырьевого сектора в объёме промышленности сократилась на 5%, а доля обрабатывающей выросла на 6%. Но в последние два года доля сырьевого сектора опять растёт.

Примечательно падение доли энергетики с 2015 года. С одной стороны, у Армении есть подходящие природные ресурсы, например, горные реки, которые могли бы обеспечить развитие энергетики и ввод новых мощностей в эксплуатацию. Это, в свою очередь, позволило бы экспортировать электроэнергию. Однако проблема в том, что властям так и не удалось заинтересовать в этой сфере иностранных инвесторов, а собственных средств на вложения не хватает. Как следствие — хроническая недофинансированность энергетики и не использование её потенциала.

Экспортные перекосы

Экспорт сырьевого сектора экономики Армении в 2017—2018 гг. составлял около миллиарда долларов или порядка 40% всего экспорта страны. Однако доля сырьевого сектора в промышленности — 33%, а в ВВП — всего 6−8%. Это дисбаланс между серьёзной зависимостью экспорта от сырья и в целом снизившейся долей сырьевого сектора в экономике.

С учетом отсутствия других точек роста, экспортные возможности страны ограничены. Учитывая волатильность мировых цен на металлы на фоне кризиса и пандемии, перспективы увеличения объёмов экспорта в близком будущем туманны. А начавшееся в четвертом квартале 2020 года падение фьючерсных цен на медь, одну из основных экспортных позиций, означает начало опасного для армянской экономики периода.

Сырьевой сектор уменьшает конкурентоспособность экономики, в нём мало рабочих мест и оттуда поступает мало налогов в казну. В отличие от Азербайджана сырьем для Армении являются металлы и металлическая руда, и некоторые неметаллические продукты, камни. Нефть имеет гораздо более высокую добавленную стоимость, поэтому нефтяные государства обладают крупными суверенными фондами.

Доходы Армении от сырьевой промышленности несопоставимо меньше. Большинство компаний в этой сфере с иностранным капиталом, так как финансовые ресурсы, как и в электроэнергетике, не дают возможности государству самостоятельно развивать сектор. Но иностранный капитал, естественно, не оставляет деньги в стране, прибыли в основном выводятся за рубеж, ухудшая платежный баланс Армении.

Обработка драгоценных камней занимает в структуре экспорта 12−13%. Проблема в том, что эта статья в основном представляет собой реэкспорт завезенных материалов, и реальной добавленной стоимости в ней мало. С другой стороны, последнее обострение конфликта в Карабахе ставит под угрозу внешнеэкономические связи республики и с завозом материалов для обработки могут возникнуть непредвиденные трудности.

Среди других продуктов, экспорт которых рос в последние годы, выделяются коньяк, сигареты, некоторые виды одежды. Здесь власти должны быть вдвойне внимательны, так как в 2020 году обрабатывающая промышленность, куда и входит пищевая и лёгкая промышленности, начала проседать, что может ударить и по экспорту, а, значит, и экспортным доходам.

Не в ногу со временем

Стоит отметить и то, что экономика страны не успевает за современными технологиями. Так, рост доли обрабатывающей промышленности в экономике за последние десять лет был обусловлен такими традиционными секторами с низкой технологической составляющей, как пищевая и лёгкая промышленности. Именно эти два сектора и ещё ниши вроде обработки ювелирных изделий генерировали в прошлом основной рост в обрабатывающей промышленности.

Все, что требует развития высоких технологий, находится в упадке. Например, в плачевном состоянии оказалась химическая промышленность, просевшая в связи с закрытием завода «Наирит». Также плохая ситуация в связанном с химической промышленностью производстве резиновых и пластмассовых изделий, рост которых даже по сравнению с 2009 годом минимален. Неплохой рост по сравнению с 2009 годом зафиксирован в производстве ювелирных изделий, электрического оборудования, мебели и одежды, а также сигарет. Но низкий удельный вес этих отраслей отчасти скрадывает значение роста в них для экономики.

В 2018 году производство продуктов питания, напитков и табачных изделий занимало центральное место в обрабатывающей промышленности с 57%. Далее следовала металлургия с 16,3%, производство неметаллических минеральных продуктов с 5,3% и машиностроение с 2,6%. Два крупнейших сектора, а именно пищевой и металлургия, являются секторами с низкими или же средними технологиями.

Отраслью с низкими технологиями является и горнодобывающая промышленность, которая в нашем исследовании проходила в сырьевом секторе, остающаяся, в общем и целом, все ещё визитной карточке армянской промышленности. Очевидно, что высокие технологии, драйверы экономики будущего, слабо представлены в структуре экономики и их удельный вес не имеет ярко выраженных тенденций к росту.

Туманные перспективы

Технологическое отставание промышленности Армении в ближайшие годы будет становиться все большей проблемой. Если в предыдущие десятилетия его ещё можно было как-то игнорировать, то сейчас это грозит пропастью между страной и более современными экономиками, преодолеть которую будет уже невозможно.

На протяжении независимости страны разработка шахт и карьеров велась устаревшими методами, которые нанесли ущерб экологии страны. Горнодобывающая промышленность все эти годы ухудшала будущий экономический потенциал страны, который исчисляется не только ВВП, но и качественным состоянием национального богатства.

Более того, сырьевой сектор, который долгое время был локомотивом роста экономики, не имеет долгосрочных перспектив. Нерациональная разработка месторождений отсталыми технологиями привела к тому, что запасы горных ископаемых Армении уже истощены (и это — ещё не учитывая многочисленные экологические проблемы). В последние годы не появилось новых металлургических предприятий, которые бы давали продукты с более высокой добавленной стоимостью.

А к концу года республика может ещё и столкнуться с цикличной проблемой, сдерживающей экономический рост в четвертом и первом кварталах. Многие шахты в республике открытые, так что в зимние месяцы вести в них добычу сложно.

Естественно, свои коррективы в экономическую ситуацию внесет и обострившийся конфликт в Нагорном Карабахе. Во-первых, что само очевидное, государству придётся тратить все больше средств на ведение войны, так что их не будет оставаться не только на необходимые инвестиции, но и на поддержание экономики во время кризиса.

Во-вторых, есть и менее очевидные факторы, которые также связаны с продолжением конфликта и не менее важны. Например, призыв резервистов отразится на обрабатывающей промышленности, в которой задействованы немногочисленные по меркам соседних стран трудовые ресурсы страны, проще говоря, лишив её рабочих рук.

Война усугубит и технологическое отставание страны. Иностранный капитал, объёмы которого и так падали последние годы, не будет заинтересован в долгосрочных проектах в рискованной среде. Вряд ли можно говорить о каком-то деловом климате в условиях «горячего» конфликта. В итоге республику ждёт не только отсутствие новых инвестиционных проектов в перспективе, но и весьма наглядные последствия уже сейчас.

Как полагают эксперты, потеря валютных потоков от сокращения экспорта и оттока инвестиций приведет к заметному снижению курса драма уже к концу этого года, а это ударит по благосостоянию населения. Таким образом, продолжение конфликта будет и дальше подрывать и без того оказавшуюся в кризисе экономику республики, поэтому в «войне на истощение» её шансы ухудшаются.

Постсоветское пространство

Путин оценил вероятность интеграции России и Белоруссии

«Вырубать одиноких милиционеров»: противник Лукашенко производил боевые рогатки на МАЗе

Лукашенко рассказал, чего хотят белорусы

Представитель Госдепа США поддержала протестующих в Белоруссии

Все материалы по теме (2666)


Источник: “https://svpressa.ru/economy/article/280024/”